Как пережить горе

newsВсе мы без исключения — гости в этом мире. Каждому из нас предстоит хоронить своих родных близких и друзей, а в какой-то момент они будут хоронить вас. Смерть — это неизбежное явление, которого не нужно бояться, нужно научиться принимать этот факт. Нужно бояться не смерти и разговоров о ней, а не успеть сделать какое-то доброе дело, высказать переполняющую вас любовь к близким.

Говорят, что смерть настигает человека тогда, когда он уже готов к встрече с ней, выполнил все дела, выпавшие ему на этот отрезок пути. Даже если это был невинный ребёнок, значит, его функция на этом свете уже выполнена. Ни в коем случае нельзя впадать в уныние, это смертный грех. И чем больше мы пытаемся привязать к себе умершего человека, стараться получить от него «знаки», увидеть во сне, обращаться к нему с помощью всякого рода посредников, тем прочнее встаём на порочный путь. Люди, достигшие высокого духовного развития, могут общаться с покойными как с живыми людьми во сне, получать от них знания о предстоящих событиях. Некоторые сны про похороны могут быть пророческими.

Как пережить потерю близкого

Кладбище в русском языке имеет другое обозначение — «погост», происходящее от слова «погостить», значит, сделать остановку в пути. У каждого из нас путь не заканчивается смертью, за ней продолжается другая жизнь, и в каждой религии есть своё представление о загробном мире.

Когда мы узнаём о смерти близкого, первой реакцией становится шок, а затем отрицание. «Нет, это неправда, это какая-то ошибка», — чаще всего думают люди на этом этапе. Реакция может быть более сильной, если гибель произошла вследствие аварии или стихийного бедствия, стала полной неожиданностью. Если же смерть предваряла серьёзная болезнь, то страх от потери близкого человека, сменяющийся упорной надеждой на выздоровление, уже был пережит в более мягкой форме. Так что даже несколько дней, проведённых в ожидании смерти, могут смягчить боль от потери.  

Следующей стадией проживания станет всплеск гнева. Это может быть гнев, обращенный сначала к умершему человеку, который оставил вас наедине с нерешёнными проблемами, а затем и гнев, выплёскивающийся на окружающих. Другие люди продолжают жить обычной жизнью, а у вас произошла катастрофа, и вы больше не можете видеть мир таким же, как раньше. Гнев может выплёскиваться и на врачей, которые «допустили», «не помогли», «не успели»…

Далее в душе появляется чувство вины. Оно может быть направлено и на самого себя. Может казаться, что вы не проявили вовремя внимание, упустили что-то важное, не успели выполнить какую-то просьбу, и теперь умерший на том свете будет страдать. Это не так. Пережившие клиническую смерть утверждают, что за чертой ощущают не испытанное на Земле чувство безмятежности и покоя, можно сказать, равнодушия. Вряд ли из-за каких-то повседневных мелочей умерший будет переживать Там. Если же осталось незавершённым какое-то значительное дело, направленное на благие цели, помощь людям, вам предстоит подумать, как завершить его уже без участия ушедшего человека.

Ошибки в проживании горя

Все мы увидимся на том свете, и приближать эту встречу не имеет смысла, ведь жизнь и так коротка. Умерший человек был рядом именно столько времени, сколько нужно, и придётся принять этот факт, как свершившийся безвозвратно. Даже детям нельзя говорить об умершем человеке иносказательно, не ставя в истории точку. Например, родители умерли, а не «уехали далеко», «ушли от нас», «заснули вечным сном». Говоря обнадеживающие фразы, мы можем дать ребёнку неправильные установки на возвращение близких и новые страхи. Скрывая некоторое время от ребёнка этот факт, мы не только бережём его психику, но и оттягиваем его переживание смерти. Взрослые люди уже прошли все или почти все стадии принятия горя, а ребёнок будет вынужден проживать их с запозданием. Говорить о смерти нужно, но на доступном каждому возрасту языке.

После чувства вины приходит потеря интереса к жизни. Мир вокруг становится серым, словно наступил вечный ноябрь. Кажется, что ничего уже не сможет доставить радости, и единственное, о чём стоит мечтать — о приближении собственной смерти. Человек чувствует себя одиноким, как никогда, и боится строить жизнь заново. На самом деле в этот момент становится очевидным тот факт, что ничего на свете нет «моего» и вечного. Всё, за что мы цепляемся, как за атрибуты нашего существования, на самом деле нам не принадлежит. И все мы делаем на этом свете лишь остановку на пути к Вечности.

До полугода с момента смерти близкого может длиться волнообразное проживание боли, она может то отступать, то обостряться. По прошествии года она должна себя изжить, причём в годовщину, в момент поминок она снова усиливается. Человек должен научиться жить в новой реальности, во время второго года потери все стадии повторяются вновь, но уже в сглаженной форме. К концу второго года, если все стадии горя были прожиты нормально (они могут идти друг за другом или сосуществовать сразу несколько параллельно), то человек уже научился жить без умершего близкого. На него уже не держат зла, его учатся осознавать мёртвым, но продолжающим жить в душах живых. Его вспоминают даже если и с грустью, то со светлым чувством, без невыносимой горечи, благодарят за все те моменты, когда были счастливы вместе.

Добавить комментарий